?

Log in

januaro 2007

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Funkciigita de LiveJournal.com
polkonya

atoho in ru_on_a_friday

и 2

Группе преподали урок на Рождество 1992 года. Это сделал журнал NME, поместив ругательную рецензию на открытие группой концерта в London's Smashed Club. Это была первая иллюстрированная публикация о группе. Четырьмя самыми плохими снимками Тома Йорка, которые когда-либо появлялись в печати начиналась статья опускавшая их музыку и глумившаяся над слушателями, называвшая группу "вычурной дальше некуда" и заканчивавшаяся следующим утверждением: "Radiohead - это жалкое подобие рок-группы." Эта рецензия положила начало проблемам с музыкальной прессой.

1993 год. Между тем все, кто верил в Radiohead и ее музыку, не ошиблись: сингл "Anyone Can Play Guitar" занял 32-е место в британских чартах. "Anyone Can Play Guitar" - это та самая песня, где коротко стриженный Том прямо-таки заклинает: "Растут мои волосы, я Джим Моррисон, растут мои волосы, я хочу быть, хочу быть, хочу быть, Джимом Моррисоном…"

22 февраля 1993 года, через три недели после выхода сингла "Anyone Can Play Guitar" Radiohead выпустили дебютный альбом "Pablo Honey". Альбом был сделан за три недели, в спешке, и не раскрыл в полной мере потенциала группы, но показал что творческий "запас" у Radiohead огромный.

Крепко сбитый и энергетичный гитарный рок с элементами гранжа и специфического "радиохэдного" саунда, "Pablo Honey" производит сильное впечатление. Здесь Том Йорк демонстрирует свою характерную манеру пения, когда достаточно навязчивый, неоднократно повторяемый как бы "сквозь зубы" речитатив заканчивается высоким, сильным и запоминающимся припевом, слушателя просто обдает холодной волной и отстраненностью. "Pablo Honey" необычайно сильный для дебюта альбом, но все же слышна неопытность группы. По своему звуку он импульсивный, каждые две минуты меняющий настроение. Это неровный гараж-рок дебют с чрезвычайно отполированным звучанием. Много хороших вещей, но лучшая песня по моему мнению "Lurgee". Отчетливо слышен ряд музыкальных влияний от раннего Элвиса Костелло и до панка с гранджем.

Том признает: "Вначале мы безжалостно сдирали идеи у группы Pixies, ну или пытались сдирать - и у нас ничего не получалось." Но несмотря на это пластинка произвела фурор не только на родине музыкантов, но и в США. В Америке было продано около 500 тыс. экземпляров дебютного альбома, что привело представителей печати в легкое недоумение.

Когда вышел "Pablo Honey", критики были слишком заняты восхвалением групп типа The Auteurs. Небольшая статья в Melody Maker, совпавшая с выходом альбома и сингла "Anyone Can Play Guitar", говорит будто группа убегает прочь в приступе неудержимого хохота, завидев кого-нибудь в футболке Radiohead. Когда Тома спросили, хочет ли он быть поп-звездой, тот начал издеваться: "Ха. Посмотри на нас. Мы же жалкое подобие рок- группы! Мы можем смело смотреть правде в лицо и продолжать дальше в том же духе."

Live 105 была одной из тех радиостанций, которая продвигала в Штатах Duran Duran, Depeche Mode и A Flock Of Seagulls. Один из ведущих нашел "Creep" и сделал фоном своей программы о необычных звонках на радио. Песня быстро перекочевала на лос-анжелесскую KROQ и другие радиостанции Западного Побережья. А в итоге она стала "Лучшей песней года" на многих радиостанциях Восточного побережья. После этого боссы американского отделения EMI решили ни в коем случае не пропустить рождающийся хит и занялись полноценной раскруткой Radiohead, включавшей их турне по Северной Америке. Начали, естественно, с радиостанций.

Не тратя попусту времени, музыканты отправляются в турне по Канаде, США и другим странам, где их имя уже гремит. "Неизвестный британский поп штурмует США!" - под таким слоганом шла рекламная кампания, сопровождавшая их самые изнурительные гастроли. Radiohead поняли, что значит быть хитовой группой. Все как обычно для "молодых перспективных": 3-4 выступления в день, бесчисленные брифинги и интервью, и все это по 16-18 часов в день без перерыва в течение многих месяцев! "Мы собрались, чтобы писать песни и быть музыкантами, но потратили целый год на турне. Мы чувствовали себя статистами, потому что не могли сделать ничего нового", говорит Джонни. А вот мнение менеджера: "Сам бы я точно не выдержал подобного, но ребята оказались на высоте и справились! После этого я решил, что больше никогда не позволю творить подобное безобразие с моими группами!"

Но именно этот трудовой подвиг позволил переиздать "Creep". Песня о бедном-несчастном мальчике, который любит девушку, и никогда ей об этом не скажет, потому что недостоин даже ее взгляда, стала не то чтобы хитом - настоящим национальным гимном! После переиздания сингл "Creep" занял 7 место в Англии и 26-е место в хит-параде Британии (всего было продано 2 миллиона экземпляров). Также сингл вошел в десятку Израиля, где Radiohead пользовались неимоверной популярностью. За Израилем пали Новая Зеландия, Скандинавия и Испания.

Не прошло и года, как тираж "Pablo Honey" перевалил за полтора миллиона, a Radiohead были признаны одной из лучших новых групп Великобритании. Наступило то счастливое время для группы: удачно подворачиваются контракты, вовремя организовываются концерты и аудитория фанатов постепенно возрастает. Однако страсти поутихли и участники коллектива поняли, что из них медленно, но верно делают послушных марионеток американского шоу-бизнеса. Начинается серия неудач - то осужденный за убийство пришлет письмо, в котором говорит, что он очень похож на Тома, то приходится отменить выступление на Reading Festival из-за его проблем с голосом.

Пытаясь избавиться от скуки, музыканты начинают снимать все на видео: людей с которыми встречаются, себя и все подряд. Том настолько плох, что съемки заканчиваются тем, что объектив камеры упирается в пол. Несмотря на это есть и достижения - концерты в Америке с Belly, встреча с Майклом Стайпом из REM. В одном из интервью того времени Майкл признался, что: "Radiohead играют так хорошо, что я начинаю их бояться". Джонни беспрерывно слушает звуковые книги, Колин буянит с техниками, а Том просто перестает разговаривать. Ему очень хочется бросить все и уехать.

Наконец, они возвращаются в Англию, но все становится еще хуже."Мы не имели никакого представления о том, что в Америке считается правильным," - вспоминает Джонни Гринвуд, - "включая MTV, мы частенько попадали на свою "Creep" и думали значит так оно и надо. Еще нас с Томом затаскали по имидж студиям - наворачивая нам невероятные прически и делая сотни фотографий, они хотели повысить наш рейтинг, а заодно полностью лишить индивидуальности". "На концертах мы неистовали," - продолжает Эд О'Брайен, - "Зато после нам смотреть друг на друга было противно".

Приобретя известность в качестве "группы одной песни", Radiohead пришлось долго доказывать, что они способны на большее, и преодолевать упорство аудитории, знать не хотевшей ничего, кроме "Creep". Британские журналисты встречали насмешками каждый новый сингл группы, на котором для пущей продажности в очередной раз переиздавался все тот же "Creep". Несмотря на успех, критикам альбом очень не нравится. Они сравнивают Radiohead одновременно с Nirvana, Oasis и Blur. Народ на концертах дожидались исполнения хотели слушать только "Creep", после чего вставали и уходили. Radiohead начинают называть "группой одного хита". Radiohead без передышки давали концерты, взращивая свою будущую аудиторию, выпускали синглы, не попадавшие в радиоэфир и зарабатывали опыт.

Radiohead действительно покорили Америку, чего долгое время не удавалось сделать их соотечественникам, однако непродолжительное чувство эйфории и триумфа не выдержало испытания буднями. Кроме пресловутой "Creep", которую Том "любя" обзывал "Crap" (в переводе с английского "крэп" - дрянь), публика решительно ничего "радиохэдовского" не воспринимала. Другие синглы раскупались из рук вон плохо. Злость, усталость, разочарование и тоска по родине овладели группой.

Они давали слабые концерты (играя скорее одновременно, чем вместе) и ругали свой пока единственный хит по чем свет стоит. На недоуменные вопросы типа: "Для чего же вы тогда приехали в Америку?", Том огрызался: "Чтобы понять, наконец, насколько хорошо в Англии". Отношения с прессой не заладились. Участники группы производили странное впечатление. Братья Гринвуды обращались друг к другу нарочито вежливо (никаких "Джонни" - только "Джонатан"!), Фил Селвей мысленно пребывал со своей любимой женой вдалеке ото всех неурядиц, Эд О'Брайен старался увиливать от вопросов личного характера, а Том Йорк был погружен в мечты о сольной карьере.

Раздосадованные журналисты, которым доводилось "пообщаться" с эдакими английскими гостями, писали: "Единственный, кто среди всей этой кучки параноиков сохранил способность адекватно реагировать на происходящее - это Колин Гринвуд. По его собственным словам, он обладает наименьшим эгоцентризмом, потому как является всего-навсего бас-гитаристом. Стоило только гастролям по Америке завершиться, как музыкальная общественность бросилась сокрушаться по поводу скоропостижной смерти столь юного и подававшего такие огромные надежды коллектива.

На "оксфордских неудачников" с уверенностью поставили позорное клеймо "героев одного хита" и заботливо отбуксировали в стан "талантливых отбросов". В конце 1993 года сразу после концерта в Гамбурге музыканты, чувствуя неладное, собрались на экстренное совещание, где пытались разобраться с проблемами в группе. Однако это не помогло. Новый материал музыканты начинают записывать в RAK Studios (Лондон). Песни просто не шли. Одна из них даже звучала прямо как Guns`n`Roses.

В довершение всего Тому стало казаться, что остальные участники группы просто не прилагают достаточных усилий. К этому времени все было настолько плохо, что Хаффорд и Эдж стали подыскивать другую группу, чтобы взять ее под свое крылышко. Ей стали Supergrass. На Radiohead наваливается невероятное давление. Публика ждет новой "Creep". Что же спасло Radiohead? Наверное, нежелание того, чтобы годы дружбы и совместной работы полетели ко всем чертям.

1994 год. Британская музыкальная сцена, уставшая в начале 90-х от пост-панка, вновь начала с интересом поглядывать в сторону рок-звезд. Pulp, Blur, Oasis и другие группы раскрутили из этого новое направление, получившее имя брит-поп. Брит-поп занял умы, строки чартов делили Blur & Oasis. Лучшей группой 1994 года стали Suede. Какое-то время Radiohead пытались существовать в его рамках - выглядеть скандальными поп-звездами и наслаждаться этим, играть погромче и все такое (но получалось не особенно хорошо).

Причислять музыку Radiohead к брит-попу можно лишь условно. Тексты песен Radiohead почти всегда были едкими и самоироничными размышлениями нормального человека, уставшего от идиотических норм окружающей технократической цивилизации, не содержали национальных черт и были привлекательны и легко поняты в любой не слишком отсталой технически стране. Позитивизм текстов бритпопа был им вообще совершенно чужд.

Весной Radiohead дали несколько концертов в Мексике, которые раздражали, потому что зрители или вообще их не знали, или слышали одну песню, которая у всех уже в печенках сидела. Ни о какой здоровой популярности говорить просто нельзя, так что им было нечего терять. Но, как ни странно, концерты проходили хорошо и музыканты даже начали разговаривать друг с другом. В результате, ко времени их возвращения в Англию отношения фактически нормализовались.

К августу 1994 года, Том Йорк, вовремя избавившийся от очередного приступа ипохондрии, с готовностью поведал одному английскому журналисту о причине всех прошлогодних неурядиц: "Почему-то я решил, что смогу справиться со всем в одиночку", - начал Том. "Думал, что никто мне не нужен - группа в особенности, но я, черт возьми, ошибался. Каждый человек, достигнувший определенной степени успеха у публики, переживает нечто подобное. Просто в один прекрасный момент ты замыкаешься в себе. То есть, ты зарываешься в бредовые мысли о собственной исключительности и не вылезаешь из них до тех пор, пока не поймешь, что никакая ты не примадонна.

Так же и со мной: вернувшись в Оксфорд из очередной поездки по США, я был абсолютно невыносим. Сам поверил в то, что я ранимый поэт, который обречен на беспрерывное одиночество. Знаете, стал таким воображалой, что ли. Возомнил себя замученным вроде человеком, призвание которого - создавать чудесную музыку. Бред. Но теперь уже все в порядке. Такая переоценка ценностей обязана была произойти". Впервые за долгое время группа собралась вместе для того, чтобы обсудить все происходящее. Том поделился с друзьями наболевшим - те выслушали его и высказались сами.

Последовало дружное испитее горячительных напитков, после чего полное взаимопонимание в группе было восстановлено. Том Йорк наведался к психиатру и немного привел в порядок свои мысли. В результате и запись пошла быстрее. Radiohead полны новых идей и материала для записи второго альбома. "My Iron Lung" была записана во время настройки звука в "The Astoria", "Planet Telex" - после пьяного похода в ресторан (Том позже заметил, что ее текст - сплошная тарабарщина). Кстати, в оригинале последняя называлась "Planet Xerox", но после небольшого разговора с адвокатами компании Xerox его пришлось изменить.

Вскоре после этого состоялся долгожданный концерт группы в лондонской "Астории" (концертная площадка). Пресса взорвалась восторженными отзывами. "Восхитительно!" - вторили друг другу свежие газеты. "Аудитория была в экстазе! Каждая песня мгновенно подхватывалась всем залом! Новые композиции, исполненные группой, обворожительны и полны энергии", - сообщали одни. "Вот, у кого следовало бы поучиться делать живые выступления!" - предлагали другие. "Конец всем проблемам, мучившим когда-то Radiohead!" - констатировали третьи.

Запись нового диска планировалась еще на август 94-ого, однако пришлось подождать: продюсер Джон Леки (с которым намеревались сотрудничать музыканты) был по уши завален работой с другими коллективами. Выбор был обусловлен тем, что он записал альбом их давних кумиров Magazine "Real Life". Леки действительно один из лучших и работал с такими знаменитостями как The Stone Roses (с которыми промучался три года, записывая их второй альбом). Он восхищался вокалом и тремя гитарами, но не был фанатом "Pablo Honey". Джон считал дебют "не очень удачно сведенным и от этого слишком шумным".

В сентябре Radiohead провели турне по Англии. Заполучив перспективного Леки, группа арендовала большое студийное помещение с огромными окнами во всю стену и музыканты начали работу над записью нового альбома. Сессии записи растянулись почти на год и оказались чрезвычайно трудными. Создавалось избыточное давление на музыкантов со всех сторон, поэтому обстановка на записи была очень нервная и напряженная. Они открывали для себя огромные возможности студии, учились манипулировать саундом и мучительно искали способ наиболее полно и точно высказать себя музыкально. Искали, куда пойти. Ко всему добавился прессинг лэйбла, жадно требовавшего выдать для релиза новый "Creep".

После двухмесячной работы над ним продюсер Джон Леки сказал Йорку "just fucking play it" и выставил всю компанию из студии. Пришлось музыкантам заканчивать запись на "Abbey Road Studios".

"В студии была такая наэлектризованная атмосфера, что казалось еще немного и все окончательно переругаются. Можете поверить, в подобных условиях было совсем не до крупных новаций и экспериментов, вот руководство компании и предложило поработать над качеством звука и "шлифовкой" таких композиций, как "The Bends", "Nice Dream", "Just" и "Sulk". А эта работа, как известно, всех успокаивает, потом все пошло более гладко! Большинство песен, написанных в альбом, были с умной, резкой, язвительной и точной лирикой, что встречается нечасто. Уровень лучших песен, какими я считаю "Street Spirit (Fade Out)", "High And Dry" и "My Iron Lung", явно показал возросшее мастерство и потенциал группы", - рассказывает о работе с музыкантами Джон Леки.

При записи одного из би-сайдов ("You Never Wash Up") случился казус: Филу надоело стучать по барабанам. В результате на альбомном трэке в середине композиции слышен стук падающих предметов и партия ударных пропадает. Это Фил зашвырнул палочки в угол и решил пойти прогуляться. Он не знал о том, что у них идет запись, а не просто репетиция. Друзья-музыканты подумали, и решили поставить эту версию песни на диск.

К концу 1994 года был готов материал для следующего альбома, на концертах в клубах группа обкатывала новые композиции: "Bones", "Killer Cars", "Do It Yourself" и "Fake Plastic Trees". Альбому предшествовал выпуск мини-альбома "My Iron Lung" - блестящего, хотя и не настолько выдающегося в музыкальном плане. В сентябре первый канал британского радио (Radio One) отказывает в возможности проигрывать песню "My Iron Lung" ввиду ее якобы "хриплого" звучания.

1995 год. 13 марта, после двухлетнего промоушена коллектива, появился новый диск "The Bends". Radiohead нашли новое звучание, преодолев ряд кризисов и выйдя на новый уровень: от очередной-просто-гитарной-команды к интеллектуальной-рок-группе, за которой следят и с нетерпением ждут новых записей. Второй альбом показал всем, что Radiohead не "группа одного хита". Альбом нельзя назвать самым удачным в их творчестве, но только в сравнении с последовавшими творениями. Начиная с могучей, грохочущей и объемной "Planet Telex" вас непрерывно бросает то в радость, то в холод и грусть, заканчивая на тонкой и острой, как лезвие бритвы "Street Spirit (Fade Out)".

С выходом нового альбома "The Bends" группа окончательно утвердила себя как неотъемлемая часть британской рок-культуры. Выпущенный одновременно с диском сингл "Planet Telex" / "High And Dry" вошел в Top 10, а сам альбом через неделю после выхода был уже в Тор 20. Новый альбом получил очень положительные отзовы со стороны критиков. Специалисты высоко оценили новую работу Radiohead, хотя в композиции "My Iron Lung" некоторые усмотрели заимствования из "битловской" "Dear Prudence".

За прошедшие два года музыканты сумели собрать по ноткам все, что присуще только им и сделать великолепную программу. То, что только еле-еле пробивалось на "Pablo Honey", здесь предстало в полной силе. Значительно улучшилось звучание, которое стало более продуманным и целостным. Группа окончательно обрела свое лицо, и ушли все нарекания по поводу того, что Том копирует молодого Элвиса Костелло.

Если в первой работе еще можно выделить какие-то песни послабее, то здесь уже они при всей разноплановости составляют единый прекрасный монолит. На этой пластинке Radiohead показали свое истинное лицо. Этот альбом - собрание мрачных колыбельных песен и тяжелых гитарных партий. "The Bends" плохо приняли в Америке, но в Британском Top 30 оказалось сразу пять песен с этого альбома.

Журнал "Q" в одной из своих статей сказал, что новый альбом выглядит намного лучше первого творения Radiohead, а по мнению журнала "Melody Maker" - "The Bends" - это лучший альбом 1995 года. В издании "NME" диск попал в Top 50 лучших альбомов года.

Несомненно, что Йорк сейчас один из лучших молодых текстовиков Англии, а младший Гринвуд со временем сможет претендовать на звание гитариста-виртуоза. Любители рока могут убедиться в этом, посмотрев выпущенный видеофильм концерта Radiohead в лондонской "Астории" ("The Astoria London Live", фирма PMI, 68 мин.). Но, несмотря на кажущийся успех, им потом пришлось выпустить еще пять синглов, прежде чем песня "Street Spirit" (Fade Out) попала в Top 10 в Англии.

Выход пластинки "The Bends" совпал с турне Radiohead по Великобритании, во время которого они открывали концерты REM. 30 июля состоялся концерт в Milton Keynes Bowl. Лучшей песней выступления хэдов стала "Just". После окончания концерта Майкл Стайп (REM) сказал, что: "Radiohead величайшая рок-группа в мире." После турне Том и Майкл стали настоящими друзьями.

25 ноября во время концертного выступления в аэропорту "Мюнхен-Рим" в Мюнхене Том плохо себя чувствовал, а исполняя песню "Creep" полностью отключился. "Мне стало реально плохо, - рассказывает он позже. - У меня начался приступ "туннельного видения" (приступ, связанный с заболеванием сетчатки, когда человек видит только небольшой круг впереди себя - как через трубу), я стал разбрасывать по сцене вещи, метаться, и кончилось все тем, что я разбил себе в кровь лицо. Потом я плакал два часа подряд".

Но несмотря на это проишествие, концерт удался. 1995 год Radiohead покидают, записав отличный альбом и обзаведясь несколькими тысячами преданных фанатов практически во всех странах мира.

Comments

Если честно,я не очень долюбливаю Пабло Хани за простоту и за стремление к пост-гаражному(гранжевому) звучанию.
Ну и конечно всегда знал,что Америка может воспринимать только одну песню Радиохед)
А Страйп милашка,хоть и трахался с Кобейном.
atoho; :-X